Почему Зюганов не мог не предать Удальцова

Сергей Удальцов, координатор Левого Фронта, пока еще союзного с КПРФ, доверенное лицо кандидата от КПРФ Вадима Кумина, активный участник и организатор левых протестов против пенсионной реформы, арестован на 30 суток и второй день держит сухую голодовку, а КПРФ молчит.

На центральном сайте КПРФ лишь краткая сухая заметка в разделе «новости регионов», в аккаунтах депутатов от КПРФ тишина, не говоря уже о каких либо заявлениях публичных. Как так? Ведь вполне очевидно, что арест политический, мотивация, что дескать провел несогласованную акцию в рамках согласованной — беспрецедентный случай даже для видавшего виды российского правосудия. Даже если КПРФ не очень любит Удальцова, по законам жанра им выгодно было бы развернуть информационную кампанию по данной ситуации если не в режиме «Собянин арестовал доверенное лицо Кумина», то уж точно «Кремль начал зачистку среди противников пенсионной реформы», тем самым имея свой гешефт в виде дополнительного пиара выдвинутому КПРФ кандидату и дополнительную раскрутку темы пенсионной реформы в которой КПРФ если не является, то как минимум считает себя движущей силой. Но КПРФ молчит.

Один из вариантов ответа на данный вопрос в НГ привел политолог Алексей Макаркин, высказавший мнение о том, что «это такой сигнал Зюганову и КПРФ – неприемлемо, чтобы Удальцов через них возвращался в публичную политику, участвовал в организации митингов, в уличном протесте«.

В таком ключе всё сходится. КПРФ прекрасно понимает, что единственная возможная реальная помощь Удальцову — это информационная поддержка, и даже понимая, что замалчивая эту тему, фактически наносит ущерб сама себе — демонстративно включает молчанку по теме ареста Удальцова, главной новостью ставя выступление потенциального приемника Зюганова, господина Афонина на Первом канале и анектоды…

Эту же идею озвучивает другой политолог Александр Ивахник «Главные риски связаны с возможным левым протестом, ярким представителем которого является Сергей Удальцов. Сам по себе «Левый фронт» никакой опасности, конечно, не представляет. Но, видимо, власть опасается возможного радикализующего влияния малоуправляемого Удальцова на действия КПРФ. Вот и решили, что важный предстоящий месяц, когда 2 сентября запланирована новая всероссийская акция протеста КПРФ, а 9 сентября пройдут региональные выборы, левому радикалу лучше провести в СИЗО«.

Эксперт Александр явно путает следственный изолятор и спецприемник, но политологу это простительно. Интересно другое — все эксперты сходятся на том, что Удальцов яркая личность протеста, радикален и неуправляем, и нужно срочно такого убрать от безликой, беззубой, управляемой КПРФ, а КПРФ это утверждение воплощает в реальность, доказывая абсурдность термина «системная оппозиция», так как есть система, есть оппозиция, которая борется с системой.

И тут я замечу, что в вопросе повышения пенсионного возраста нет оттенков серого — если либо радикализм в виде «мы категорически против», либо оппортунизм управляемых партий и организаций в режиме имитации протеста и «поиска компромиссов».

Идея, описанная Ивахником вполне реальна и тактически возможно даже правильна с точки зрения защиты интересов власти, но давайте посмотрим хотя бы на 3 месяца вперед.

В худшем варианте для Сергея, его не выпустят, на третий день сухой голодовки заменят охранников на докторов, под наблюдением которых, он едва ли побьет рекорд книги рекордов Гиннеса — 18 дней без воды, но гарантированно не умрет, в крайнем случае получив питание внутривенно. Надеюсь до этого не дойдет и сегодня-завтра Серега вернется домой, но даже худший вариант — не смертелен для здоровья и полезен для политического авторитета как лично Сергея, так и Левого Фронта, особенно среди радикальных левых.

Утверждение о том, что Левый Фронт сам по себе не опасен, я пожалуй поддержу, с оговоркой «на данный момент не опасен». Надо быть идиотом-оптимистом, чтобы всерьез полагать, что организация, воссоздаваемая фактически с нуля с конца октября прошлого года смогла развиться настолько, чтобы стать реально опасной силой для путинской ОПГ, но уже в сегодняшнем виде Левый Фронт достаточно силен чтобы практически без проблем работать, пока Удальцов сидит в изоляторе, хотя пол года назад ЛФ де-факто не существовал. В этом ключе важна динамика развития организации, и если сравнивать сегодняшнюю власть с организмом, то КПРФ это максимум старый геморрой, который власть научилась лечить свечками в виде госфинансирования партий, а ЛФ это весьма агрессивная онкология, не смертельная в данный момент, но в перспективе крайне опасная.

Сама идея, упрятать Удальцова, чтобы он не радикализировал электорат КПРФ — тактически некоторый смысл имеет, но в совокупности с сигналом Зюганову о необходимости дистанцироваться от Удальцова и Левого Фронта, а проще говоря «слить союзника в угоду Кремля», схема убийственная и для власти, и для КПРФ.

Реальная численность КПРФ, при заявленных 162 тысяч, составляет не более 50 тысяч, что прослеживается хоть по финансовому отчету КПРФ, хоть по более или менее честной численности московского отделения, где декларируется около 5 тысяч членов, хоть по ритуальным митингам КПРФ в Москве, на которых численность редко превышает 1000 человек. Из тех 50 тысяч, что есть у КПРФ, в терминалогии ЦК — минимум половина «лежачие», как в переносном, так и в прямом смысле, что подтверждается относительно честными данными о среднем возрасте членов КПРФ 55,6 на январь позапрошлого года, чаще оргструктура КПРФ посчитать не может, для сравнения средний возраст ЛФ по состоянию на сегодняшний день 43.4 года, где более половины 30 и 40 летние.

Боевого актива, то есть тех самых радикалов, как раз в возрасте 30-50, у КПРФ не более 10% — это люди готовые работать, готовые тратить своё время, силы, деньги ради идеи, и именно на них держится организация, но осознав, что КПРФ сливает протест вместе с Удальцовым, таковые если не положат партбилет на стол как Антон Тарасов, классический представитель того самого радикального актива, то как минимум начнут искать контакты с Левым Фронтом, который больше отвечает их понятиям о политической борьбе, нежели КПРФ где основная борьба внутренняя, преимущественно за места в списке на выборах.

В итоге, сомнительное стратегическое решение, не дать Удальцову радикализировать КПРФ, неизбежно обернется катастрофой в виде ухода того самого боевого, радикально настроенного актива КПРФ в Левый Фронт (а больше то некуда, не в АПшный же гейклуб Сурайкина им идти и не в лево-монархическую партию будущего, господина Володина?), сделав ЛФ многократно сильнее сегодняшней КПРФ буквально в ближайшие пол года, а сама КПРФ останется с колодой грызущихся аппаратчиков в преддверии восхождения звезды Первого канала, господина Афонина на должность товарища Зюганова, и в итоге у КПРФ останутся «лежачие», которые платят взносы потому что партбилет похож на партбилет КПСС, и молодые карьеристы-аппаратчики, у которых за спиной ничего кроме поддержки АП и тульского телохранителя нет, не было и никогда не будет, и таковые достаточно быстро допекут последних из могикан, вроде Елены Шуваловой, которые не только сами уйдут, но и уведут за собой если не куда-то, то как минимум от КПРФ, своих сторонников, осознав, что ничего от идеи в КПРФ не осталось, эти же молодые-перспективные дожрут, не подавившись, таких как Рашкин и Обухов, чуть позже Мельникова и Смолина, сохранив в регионах удобных персонажей типа алкаша Степахно в Мурманске и едроса Тамоева в Туве, позволив им зачистить всех идейных-боевых коммунистов, от молодых и активных, до легендарного Михаила Васильевича Антропова, дважды побеждавших в моем родном городе на прямых мэрских выборах без всяких договорняков с властью, ради «качественного» подбора делегатов для съезда, и когда такого будут жрать, никакой ЦКРК КПРФ, будучи внутренним судом-арбитром внутри КПРФ, но подчиненный ЦК не меньше чем путинский суд Кремлю, не вмешается.

Конечно же это лишь один из возможных сценариев, конечно вполне вероятно, как обычно, жизнь внесет свои коррективы, но поверьте, тенденции описаны верно, и если не в ближайшие 3 месяца, то в ближайший год, этот сценарий исполнится.