Почему люди не приходят массово на митинги?

Сегодня в очередной раз наткнулся на пост одного из френдов из КПРФ, который чуть ли не со слезами на глазах писал о том, что, как же так, почему вы, негодяи, не выходите на наши митинги?

Я технарь, и этот вопрос хотел бы рассмотреть с технической точки зрения, что, возможно, поможет, в том числе, и моему френду из КПРФ.

Формула «явки» на митинг, с моей точки зрения, проста. P=A*S*R, где P — это число пришедших на митинг, A — повестка митинга, S — медийный ресурс организатора митинга, а R — репутация организатора митинга.

Если A (action) — повестка — является ритуально-реконструкторской, она автоматически обнуляет все иные параметры формулы, и что самое печальное, снижает репутацию организатора в будущем. При этом, если повестка актуальна, как было с повышением пенсионного возраста или блокировкой Телеграма, то она вытягивает даже самого бездарного, безнадежного организатора с самой хреновой репутацией…

S — от слова subscribers — это технический параметр, означающий, скольких людей организатор может пригласить на митинг. Методы могут быть различные, но, по сути, всё сводится к обращению к целевой аудитории, соответственно, параметр S нужно таргетировать по тематике и по географии, а также учитывать качество средств коммуникации, ну и, конечно же, качество подписчиков.

Лучшая коммуникация — пригласить лично, глядя в глаза, эффективность, условно, 100%. Звонок другу по телефону — это, грубо, 90%. Обзвон от лица организации — где-то в районе 50-60%. Рассылка СМС сообщений — около 30%. Таргетированная хотя бы по географии рассылка по электронной почте, при качественной базе подписчиков (а не купленной у спам-контор), где-то в пределах 10-15%, максимум, 20%. Социальные сети и Youtube — не более 5%. Фактически, чем дешевле, быстрее и проще, тем меньше эффективность.

Качественная S — это не просто количество, это довольно сложная комбинированная система коммуникации, задача которой — добиться появления эффекта снежного кома, при котором принявший решение участвовать в митинге становится соорганизатором, в противном случае, митинг — ни что иное как собрание сторонников организатора.

R (reputation) — репутация организатора митинга. Речь не о репутации личности, личностей или даже организации. Репутация организатора митинга — это сумма побед и поражений по результатам предыдущих митингов.

Самое страшное поражение — это если пришедший на митинг решил больше на митинги этого организатора не ходить, послушав выпущенного на сцену откровенного городского сумасшедшего, а того хуже, профессора Кашина. Владимир Иванович Кашин, возможно, замечательный и умнейший человек, его иногда интересно читать, но его выступления в стиле позднего Брежнего драйву, как нычне принято говорить, не прибавляют. В этом смысле я бы обязал всех желающих выступить сделать хотя бы видеообращение с призывом придти на митинг на ютюбе, и, оценивая это обращение, на месте организатора решал бы, стоит предоставлять слово или лучше корректно отказать.

Второй вариант поражения — малочисленность. Хомосапиенс — животное стадное, и видя, либо полагая, что стадо малочисленное, а следовательно, слабое, повинуясь первичному стадному инстинкту, человек отвергает это стадо. По этой причине организаторы пишут про «марш миллионов», а правительственные СМИ либо замалчивают, либо со ссылкой на полицию рассказывают про «никто не пришел», хотя полицейским начальникам на самом деле было бы выгодно завышать «явку», тем самым выбивая новые ставки, новую технику, и выставляя себя героями, которые удержали те самые миллионы. Но по уровню бесправности и безмолвности полиция в России ниже последних бомжей, иначе бы они давно открыто рассказывали правду про мир на Кавказе и другие занимательные истории.

Третий вариант поражения — отсутствие результата. Это уже не совсем поражение, потому что если ораторы качественные и народу пришло прилично, то отсутствие результата как вина где-то 50-50% в головах сограждан распределяется между теми, кто митинговал, и теми, кто митинг не услышал. При этом логика властей очень простая: любой ценой не допустить победы митингующих, даже если их требования вчера озвучивал лично Путин, потому что, увидев победу в вопросе отмены повышения пенсионного возраста, завтра их придет в 10 раз больше с требованием не только вернуть как было, но и снизить…

Совсем не реагировать на митинги власть не может. До «явки» в 0.1%, что для Москвы где-то 10 тысяч, власти могут спокойно отмалчиваться. На отметке свыше 0.1% и до 1% власти вынуждены идти на полные или частичные уступки, как было во времена Болотной, одной из побед которой стало смягчение закона о регистрации партий. Свыше 1% лично я не припомню в России, но что-то мне подсказывает, что для властей это будет сигнал к срочной эвакуации.

Таким образом, одна из действенных стратегий, применимых для организатора — это стратегия малых побед. Вопли со сцены «Мы здесь власть, Путин, уходи!» — это автоматический провал, а вот какой-нибудь парк не дать застроить торгово-развлекательным или торгово-религиозным центром, задолженность по зарплате вернуть на предприятии, от должности охреневшего чиновника освободить, под давлением автомобилистов заставить если не автобан построить, то хотя бы ямы залатать — это реально, и каждая такая победа, и только она в реальности, ответит на вопрос обывателя «зачем ходить на митинги?»

Я не говорю, что моя формула P=ASR по аналогии с не более сложной E=MC2 создаст ядерную бомбу в политике и массовых протестах, но хоть попробуйте…