3 ошибки КПРФ в прецеденте с уходом Антона Тарасова

Антона я так или иначе знаю достаточно давно, хотя и не слишком хорошо. Молодой, энергичный, образованный, достаточно обеспеченный, имея неплохую работу, при этом готовый тратить своё время, силы, и если нужно то и свои деньги на благо организации. По сути идеальный боец, которого КПРФ однозначно потеряла, а еще чуть-чуть и заполучит в качестве ярого противника. Почему?

Первая ошибка КПРФ — «мне сверху видно всё, ты таки знай»

Существует огромная пропасть между активом КПРФ и руководством. Руководство живет в своих реалиях, в политических и финансовых интригах, и даже вероятно старается работать на благо партии, но при этом ничего не объясняя активу, и если часть рядовых членов КПРФ соглашается с тем, что руководству виднее, то боевой актив, особенно если это грамотные люди, не понимают и не принимают решения руководства.

Я вот точно знаю, что Рашкин с удовольствием разорался бы не на Тарасова, а на Кумина, поддержав Тарасова, но вместо этого рекламировал Кумина как родного. Встреться Валерий Фёдорович с активными секретарями, объяснись, и глядишь не было бы никакого конфликта.

Вторая ошибка — отсутствие реальной внутрипартийной демократии

Активному секретарю не расскажешь сказку «так решила конференция», это сказка для рядовых членов партии, для пенсионеров которые не вникают, и для молодых, которые еще не вникли.

Секретарь, даже первички, прекрасно знает как формируется список делегатов, и если в Москве еще хоть что-то есть от демократичности, то в регионах на делегатов на съезд выдвигают в режиме «ЦК рекомендовало выдвинуть Иванова, Петрова и трех товарищей из Москвы«. И люди в том же Мурманске, Владивостоке и т.д. вынуждены делегатами от своих регионов выбирать удобных-лояльных и москвичей, а потом это называется всё съездом, и не важно что решения этого «съезда» или «конференции» непонятны, а зачастую противны рядовым членам организации.

Вообще при сегодняшних технологиях «съезд» — это атавизм. Во времена Ленина иначе как через делегатов, которые являются представительной властью, было невозможно. Сегодня технологии позволяют провести референдум по любому вопросу за пару дней, причем намного дешевле чем проводить съезды. Но на словах КПРФ за референдумы в стране, а у себя этого допускать категорически не хочет, хотя автор этих строк предлагал сделать такую систему еще 7 лет назад.

Третья ошибка — ушел, значит предатель

Вместо того, чтобы сказать «Антон, очень жаль что ты ушел, надеемся передумаешь«, на Антона с вероятностью 99.9% польется критика в режиме «да не хрен ты был и коммунист«, «да ты предатель«, «да я давно говорил, что он идеологически неустойчив«, что конечно породит логичный вопрос «если Антон такое гавно госдеповское, то хрен ли его не только не исключали но и в секретарях держали?«. Таких крикунов из нормальной организации надо по уму сразу исключать, так как это либо конченные дебилы, либо того хуже — жополизы.

Будет еще категория товарищей, которая публично или в личку напишут Антону, дескать ты конечно прав, я с тобой по сути согласен, но нахрена выносить сор из избы? Для таких товарищей я бы отметил, что существует реально страшная болезнь, называется анальгезия — проявляющаяся в отсутствии чувствительности к боли.

Корень слова несколько иное значение имеет, но в сущности очень похоже на нечувствительность к швабре в заднице, чему подвержено, судя по результатам президентских выборов, около 76% граждан России, а если без грустных шуток, то п.2.3 устава КПРФ о праве члена КПРФ критиковать любой партийный орган и любого члена КПРФ, нужен прежде всего партии, и если де-факто каждый, рискнувший воспользоваться данным правом объявляется врагом — это политическая анальгезия.

Так, что Антону удачи и успехов в самореализации в чем-то другом, а КПРФ мои соболезнования.